© NokiaZone 2006 - 2013 home search mail
NOKIAZONE
SYMBIAN | ВИДЕО | МЕЛОДИИ | МУЛЬТИМЕДИА | ГАЛЕРЕЯ | КАТАЛОГ
ФОРУМ | ОБМЕННИК | Mobile/IT News | iНОВОСТИ | НОВОСТИ NZ | СТАТЬИ

Запись

Назад в дневник
Воскресенье
03 Апреля 2011 03:18
Пишет
PSYcheDELICATES
 TRNS
Спасти Землю
- Понимаешь, - говорит Ната, ковыляя по садовой дорожке, - я всегда знала: наступит день, и я спасу Землю. Вот, попробуй, - она сорвала с ветки яблоко. - Вкусно? Не то, что выдают ваши городские синтезаторы и прочая гидропоника!
- Угу, - впиваюсь в сочную мякоть.
Это она права. Ну не может ни один пищевой синтезатор в мире скопировать вкус яблок из сада Наты. Да разве одних яблок! Чего здесь только не растет. И яблоки, и дайсо, и малина. Овощи всякие, клубни. Как-то отец привез ей пару ящиков экзотики: продолговатые фиолетовые штуковины с бело-розовыми толстыми проростками. Назывались они картошкой, их надо было закапывать в землю. Копал, сами понимаете, я. Киберам Ната не доверяла:
- А ну их! Всякое семя чувство любит, душу чтоб в него вложили. Тогда и урожай будет на славу. Ты, милый, ямку глубже рой, на всю лопату. Кидай по две штуки. Это, значит, первый ряд. Теперь отступи на шаг и снова копай, а землю кидай на предыдущие лунки, как раз картошечку и прикроешь... Потом граблями легонечко пройдешься. К осени родимая поспеет, выкопаем, нажарим... Да с помидором солененьким! Пальчики оближешь!
Помидоры Ната выращивала не первый год. А уж какие блюда она из них готовила! Всем пищевым синтезаторам Вселенной оставалось только устроить себе короткое замыкание. От зависти.
Теперь на месте картофельных ямок весело зеленели крупные ростки, а в саду поспели ранние яблоки...
- Мало кто понимал, каково это, жить с осознанием собственного предназначения, - продолжала Ната. - Да ты кушай, золотко, кушай! Вечером блины с малиновым вареньем к чаю будут... Не понимали меня, Кит! Смеялись, дразнили... Поначалу я дико обижалась, потом дошло: не у каждого оно есть, предназначение-то. Особенно такое серьезное.
Она рассказывала охотно и легко, добродушно так, с иронией. Словно и в самом деле собиралась спасти на досуге Землю. Я спросил ее об этом.
- Что ты, Кит, что ты, - задумчиво проговорила она. - Землю нынче спасают другие. Молодые, здоровые. Не мне, калеке, чета. Но я все равно жду... Жду дня, когда смогу спасти мир... Он придет, он обязательно придет, этот день. Пусть даже в глубокой старости. Но придет. Иначе не стоит жить, поверь.
И такая тоска была в ее голосе, такая фанатичная вера в свои собственные слова, что я не решился расспрашивать дальше. От отца я знал, что Ната служила в десанте. Потом угодила под удар нейробластера, чудом выжила, и отец привез ее к нам. Так она в доме и осталась. Сад развела, огород, цветы... Отец баловал ее, дарил всякие растения с разных уголков Вселенной. Но больше всего Ната ценила гостинцы со Старой Терры. Она была родом именно оттуда:
- Голубое небо и ласковое желтое солнце. Закаты... Какие там прекрасные багровые закаты...
Наши синие закаты были ничем не хуже. Но я прекрасно понимал Нату. Год назад я провел пару декад у дальней родни за сто парсек от дома. Извелся совсем, такая дикая тоска накатила, хоть вешайся, а ведь планета у них почти копия нашей, и солнце тоже синее. Так что Нату я понимаю прекрасно. Она на свою Терру уже никогда не вернется, ей не то, что гиперпрыжок, простой атмосферный перелет не выдержать...
Выстрел нейробластера поразил лишь периферическую нервную систему; редкий случай. Обычно человек погибает сразу. Или же превращается в безмозглое существо, не способное ни к какому обучению. Нате повезло, она выжила, сохранив ясность рассудка. Врачи сделали все возможное и невозможное, чтобы поднять ее на ноги. Частично им это удалось. Ната вполне самостоятельна, вот только каждое ее движение - неловко и замедленно, ходит она с трудом, опираясь на трость.
- Это, Кит, все равно как если б ты сильно отсидел ногу, а потом с места в карьер бросился бежать. С той лишь разницей, что боли не чувствуешь. А искусственные нервы выращивать никто пока еще не научился. Предлагали мне в эксперименте поучаствовать, но я отказалась наотрез. С этими живодерами только свяжись. Уж как-нибудь без них век отмучаюсь.
Врачей Ната просто боялась. Она никогда не говорила о своем страхе, но я видел, какими глазами она смотрела на нашего соседа-доктора, особенно, если тот приезжал в своей врачебной форме. И немудрено после всего, что пришлось ей пережить в медцентре.
- Ник возвращается, - сказала Ната, безошибочно ткнув себе за спину, в небо. Там и впрямь тянулась полоса от двигателей атмосферного глайдера. - Пошли, стол, что ли, приготовим...
Сколько я себя помню, она всегда звала отца Ником, а меня Китом. Когда у меня завелась девушка, Ната живо укоротила до двух букв и ее имя.
- О ваши полные имена язык сломать можно, - утверждала она.
Эн появилась в нашей группе недавно. Чернокудрая красавица, она сразу мне понравилась. И я добился своего: она стала дружить только со мной.
В конце каждой декады мы собирались в нашем доме. В теплую погоду Ната накрывала стол прямо в саду, и это были незабываемые вечера. Эн тогда пришла в наш дом впервые.
- И это ваша управляющая, о которой ты столько рассказывал? - с брезгливым презрением поинтересовалась она, разглядывая Нату.
Мне сразу же не понравились эти слова, но я промолчал. А дальше было хуже. Эн глумилась над Натой как хотела, отпускала глупые шутки, хохотала, не замечая, что ее остроты ни у кого веселья не вызывают. Женщина, заменившая мне мать, только улыбалась. А я медленно сатанел.
Наконец, Эн совсем уже разошлась. Сказала что-то о чести, о предках... Скажи она это мне, я бы точно дал в глаз, не посмотрел бы, что девушка. И я собирался уже именно это и сделать, но Ната меня удержала. Она положила на стол руки и со спокойной улыбкой посмотрела в глаза своей обидчице.
- Я - сержант Десантных Войск Военно-Космических Сил Земной Федерации, - сказала Ната негромко, но в наступившей тишине ее услышали все. - Не к лицу мне делить свою честь с дурно воспитанным ребенком. Это - твоя девушка, Кит?
- Теперь уже не моя, - со злостью сказал я.
- Не убивай свою любовь из-за меня, Кит. Я не могу требовать от тебя такой жертвы.
- А я не могу любить тех, кто унижает тебя, Ната, - сказал я.
И это был честный ответ.
- Спой нам, Ната, - попросил кто-то из парней, нарушая звенящую тишину.
- А что спеть? - спросила она, беря в руки гитару.
На Эн она не обращала никакого внимания, словно и не было ее с нами. Все остальные невольно начали поступать так же.
- "Звезду по имени Солнце"...
Это был неизменный ритуал всех наших встреч. Не могу сказать, чем именно цепляла нас эта мрачная песня. Она сама по себе мало кого могла оставить равнодушным, но дело было еще и в Нате тоже. Как она пела, закрыв глаза и почти не разжимая губ... И пусть ее голос был далек от идеала, да и в ноты она попадала не всегда... это было уже совсем неважно.
На всю жизнь врезались мне в память ее профиль, гитара в тонких, покрытых сеточкой старых шрамов руках и бессмертные строчки:
Белый снег, серый лед
На растрескавшейся земле,
Одеялом лоскутным на ней
Город в дорожной петле.
А над городом плывут облака,
Застилая небесный свет,
А над городом желтый дым -
Городу две тысячи лет.
Прожитых под светом звезды по имени Солнце...
Потом в глубине сада я видел, как Эн подошла к Нате. Они долго разговаривали, а на прощание обнялись. Не знаю, о чем шел разговор, но они с тех пор стали лучшими подругами. И мы с отцом сразу же, на собственных шкурах, ощутили значительное усиление женского фронта!
- Режим с прижимом, - приговаривала Ната, поднимая нас чуть свет и заставляя трудиться в саду.
- Не ной, Кит, сельский труд тебе только на пользу, - вторила ей Эн.
А потом они на славу угощали нас собственноручно приготовленным обедом, а там и ужином; счастливые и уставшие, мы заваливались спать до утра...
...Блинчики с малиновым вареньем были великолепны. А также запеканка с сиропом- дайсотати и черный терранский кофе, бережно хранимый в шкафу для торжественных случаев. Отец, как всегда молчаливый и сдержанный, сегодня казался чем-то угнетенным. Но он ничего нам не сказал. Скажет, когда и если посчитает нужным. А расспрашивать без толку.
Я ушел в сад, стал собирать и укладывать в ящики яблоки. Перебирать, откладывать в сторону порченые, из них Ната выгонит замечательный сок. Работа, рутинная и нехитрая, странным образом успокаивала. С чего я нервничаю, интересно?
Вернувшись к дому, я вдруг услышал голоса: Ната и отец разговаривали на кухне. Похоже, они так и просидели за столом все это время. Я услышал, что говорит отец, и передумал входить.
- Ната, я люблю тебя.
Долгая пауза.
- Не верю.
Почудилось или и впрямь в голосе Наты зазвенела непрошеной слезой обида?
- Почему?
- А ты на меня посмотри, Ник. Повнимательнее. Посмотрел? Понял?
- Нет.
- Значит, дурак, - хладнокровно отрезала она.
Я так и подпрыгнул. Это отец-то дурак? Командующий Пятым Объединенным Военно-Космическим флотом - дурак?!
- Зачем ты меня обижаешь? - тихо спросил отец.
- Ты уже обидел меня, Ник.
- Я не понимаю тебя. Прости.
- Я не могу понять тоже. Зачем? Я прожила в твоем доме почти двадцать лет; зачем, Ник? Ты убиваешь нашу дружбу.
- Кто поддержал меня, когда умирала моя жена? Кто воспитал моих детей? Кто был со мной все эти годы? Я больше не хочу неопределенности между нами!
- Не придумывай глупостей.
- Я вытащил тебя с "Солнца-8" не за тем, чтобы придумывать сейчас глупости.
- Как же я тебя ненавидела за это, - задумчиво сообщила Ната. - За то, что не пристрелил по дороге, за то, что поставил на уши весь медцентр, за то, что приволок в свой дом... да за все! Когда умерла твоя жена, оставив маленького ребенка, я поняла, что не смогу... Не смогу остаться в стороне. Знаешь, на Старой Терре остался у меня маленький сын. Его отец, скорее всего, тоже погиб на этом чертовом "Солнце"... И мой ребенок вырос в интернате. А я воспитала твоего мальчишку. Привязалась к нему, как к родному. Девчата все-таки были уже большими, они мать запомнили. А Кит... Он мне, как сын, веришь?

Текущий рейтинг 5
Оценило 4 человек
Отзывы (1)

Nokia является зарегистрированным товарным знаком корпорации Nokia
Online: 1736/1 Чат: 0 Форум: 0
© NokiaZone 2006-2013
Редизайн сайта
Яндекс.Метрика